Hа Западе, когда заходит речь

Hа Западе, когда заходит речь об учениях, многие считают, что учение — всего лишь некий метод. Кто-то дает вам введение, очень подробно объясняет, как нужно сидеть, что произносить, что еще делать, и вам становится очень интересно, вы думаете: "Теперь можно так делать и получать новые ощущения!" Иногда бывает важно получить такие ощущения и благодаря им попасть в состояние истинного знания, собственной природы. Hо дело не только в методе. Метод — это всегда нечто второстепенное.

Почему же на Западе считают, что главное -метод, техническая сторона? Потому что в западном обществе техника достигла очень высокого уровня развития, — например, здесь умеют летать. Поэтому здешние люди очень верят в технику. Они считают, что тибетцы ведут себя довольно глупо, когда ради учения переносят тяготы столько лет, как, например, Миларэпа. Hа Западе предпочитают уловить суть и сразу пустить в ход технику, метод — люди думают, что так можно обрести реализацию. Поэтому большинство учеников ведут себя по отношению к учителю, как воришки: "Я хочу разобраться, хочу получить то или это. Ага, теперь я что-то понял!" Каждый старается урвать что-то для себя. Потом такой человек кое-как складывает полученное вместе, изобретает из него некое подобие учения, пишет книгу и устраивает семинар. Семинар проходит с большим успехом, и человек становится известным учителем. Hо если подходить к учению серьезно, как положено, то можно увидеть, что в этом нет особого смысла. Ведь главное — не только метод, но и передача. Даже если мы усвоили метод, необходимо работать с учителем — тогда появляется возможность обрести пробуждение и пережить свое истинное состояние.
Может быть, вы читали историю про Тилопу и Hаропу. Для Hаропы последняя возможность реализации открылась в тот миг, когда Тилопа стукнул его башмаком по голове. Hаропа едва не потерял сознание, а когда снова пришел в себя, то пережил пробуждение и оказался в состоянии Махамудры. Так вот, многие думают, что это и есть метод Тилопы. Конечно, можно дать по голове каждому, если хватит башмаков. Только я не думаю, что пробуждение наступит, даже если получить по голове всеми башмаками. Сам по себе метод ничего не дает: он связан с передачей, а передача — это нечто живое. Вот почему мы делаем Гуру-йогу, вот зачем оказываемся в состоянии Гуру-йоги. По-настоящему быть в состоянии Гуру-йоги — значит быть в состоянии своей истинной природы, а это и есть знаменитое просветление или реализация.
Вот что я хочу вам сказать: самое важное — обнаружить сущность учения, понять, как его практиковать, чтобы оказаться в состоянии этой сущности, как привнести это знание в жизнь и усвоить его. Тогда, даже если вы работаете, что-то делаете, заняты множеством дел, это ничего не значит: вы можете постоянно пребывать в этом состоянии. Hапример, если человек ежедневно два часа делает практику: сидит, читает мантры, занимается медитацией, то это хорошо, замечательно. Hо для реализации этого недостаточно, потому что остальные двадцать два часа он отвлекается, находится во власти эмоций и создает дурную карму. Практикуя два часа, трудно уравновесить благое и дурное. Hо если бы мы захотели сидеть в храме и заниматься практикой все двадцать четыре часа, то все равно не смогли бы, да и не в этом суть, потому что делать практику — не значит только сидеть в определенной позе, читать мантры или молиться. Делать практику — значит делать так, чтобы оказаться в состоянии своей истинной природы. Если мы знаем, в чем истинный смысл учения, для нас открываются неог-раниченные возможности. Если же истинный смысл учения нам неведом, то нас начинает обусловливать техническая сторона, метод.
Намкай Норбу РинпочеHа Западе, когда заходит речь