Карма и Перевоплощение

Карма и Перевоплощение
Каждый читатель этого тома должен понимать, что учения о КАРМЕ и Перевоплощении, которые, подобно философии ЙОГИ, являются основными во всех наших текстах, повсюду в нем трактуются как вопрос простой веры. Они рассматриваются как основывающиеся на неопровержимых законах природы. Доктрина КАРМЫ случайно оказалась научно обоснованной и, следовательно, приемлемой, по крайней мере интеллектуально, для среднего человека Запада, потому что он привык к ней под ее более знакомым описанием в качестве Закона причины и следствия. Ему (человеку Запада), однако, как всей западной науке, не достает только признать его ужасные психологические впечатления, если его применять к изучению самого человека. То, что человек и все человеческие способности являются результатом определенных причин, наши ученые допускают, но, исключая очень небольшое число из величайших из них, подобно Хакслею и Вильяму Джеймсу, они все еще не поняли, как это поняли восточные мыслители далекого прошлого, что человек есть человек и именно тот вид человека, которым он является потому, что он является результатом, по-видимому, бесконечного сцепления причин с историей, которая уходит в прошлое на неведомые миллионы лет. В биологическом смысле человек сегодняшнего дня является, образно говоря, наследником всех прошлых поколений и в качестве непосредственного результата того, как он желает и действует сегодня, определится его будущий статус в его эволюционном прогрессе здесь, на этой планете. Если восточные мудрецы правы, человек был и будет в смысле, все еще не принимаемом нашими биологами, своим собственным прародителем.
Итак, человек Запада одновременно не требует обоснованности этого закона причины и следствия, когда он применяется к физике, и всегда задает этот вопрос, когда этот закон применяется вообще, в широком смысле и физике. Допуская такое отношение, Запад в глазах Востока перестает быть научным, более того, он выпускает из поля зрения, что во всякой законченной науке о человеке физическое не может быть отделено от психического. Существующая в настоящее время тенденция западной науки, по-видимому, направлена, однако, совершенно определенно в направлении этой психофизической точки зрения Востока, которая основывается на его постулировании того, что ничто не имеет реального существования, за исключением Сознания3.
В отношении Перевоплощения, как в равной степени Всеобъемлющего Закона, у Запада нет в руках никакой сложившейся научной формулы, которая помогла бы ему, подобно той помощи, которую он нашел в законе причины и следствия, по отношению к тому, что на Востоке называется КАРМОЙ. По этой причине он склонен рассматривать скептически утверждение мастера ЙОГИ о том, что не только Перевоплощение научно доказываемо с помощью ЙОГИ, но что оно неотделимо связано с законом КАРМЫ. Короче, совершенно правильно утверждать, что Запад никогда не поймет учения великих мудрецов Востока до тех пор, пока он не представит себе ясно в научном смысле фундаментальное и далеко идущее определяющее значение КАРМЫ и Перевоплощения, рассматриваемые как неизменные законы, управляющие всем Космосом.
В «ТИБЕТСКОЙ КНИГЕ СМЕРТИ» (стр. 39—61) автор посвятил двадцать две страницы изложению Доктрины Перевоплощения, рассматриваемой философически и научно, и при этом изложении приведены результаты его собственных исследований, касающихся этой Доктрины. Вместо воспроизведения здесь того, что уже было опубликовано, он предпочитает в дополнение обратить внимание на большую потребность в более серьезных усилиях части мыслителей и ученых Европы и Обеих Америк для того, чтобы подвергнуть проверке западной наукой эту ЙОГИЧЕСКУЮ Доктрину повторяющихся рождений и умираний.
В качестве антрополога, который посвятил свою жизнь изучению человека, автор после более чем двадцатипятилетних исследований пришел к убеждению в том, что серьезная научная попытка исследования происхождения, причины и предназначения человека является из всех человеческих попыток наиболее важной. Именно в этом Восток и Запад в полной мере встретится, наконец, и во взаимном признании.
Следует ли человеку Запада довольствоваться изучением внешней вселенной и не познавать себя? Если, как уверен автор, Восточная Мудрость способна направить нас на Западе к методу достижения научного понимания скрытой стороны человеческой природы, разве не глупо мы поступаем, упуская возможность беспристрастной научной проверки?
Прикладные науки нашей половины Мира, к сожалению, ограничиваются химией, экономикой, математикой, механикой, физикой, физиологией и тому подобным, а антропология и психология как прикладные науки, в смысле, подразумеваемом ЙОГОЙ, для значительного большинства западных ученых представляются просто фантазиями непрактичных мечтателей. Мы не верим, однако, что эта неправильная точка зрения может долго просуществовать.