Буддисткая Йога

Буддисткая Йога
Буддисткая Йога
Буддисткая Йога
Хотя, как мы уже говорили, Буддизм является принципиально ЙОГИЧЕСКИМ, нужно различать Буддистскую от Индусской и других систем ЙОГИ. Для оккультиста, однако, эти различия по большей части несущественны и являются вопросом терминологии и техники.
Таким образом, для Индусов ЙОГА означает, как это философически было установлено выше, соединение части с целым, микрокосмического с макрокосмическим, индивидуализированного аспекта сознания (или разума) с космическим или всеобщим аспектом, обычно олицетворяемым как Высший Дух, или Ишвара. Аналогично в Христианской и Мусульманской ЙОГИЧЕСКОЙ практике ЙОГА означает единение с Богом. Соответственно в Буддистской ЙОГИЧЕСКОЙ практике целью является, на поэтическом языке «СВЕТА АЗИИ», слияние росинки индивидуализированного аспекта сознания с Сияющим Морем Единого Сознания. Или, по-другому, эта цель состоит в том, чтобы выйти из границ всех связей САНГСАРЫ (или Вселенной проявляемых жизней) и достичь сверхземного сознания, сопровождаемого реализацией НИРВАНЫ.
Для великих РИШИ, которые озарили темноту САНГСАРИЧЕСКОГО сознания Светом УПАНИШАД, или для Патанджали, не меньше, чем для Буддистов всех Школ, основная задача ЙОГИ состоит в том, чтобы преодолеть Неведение, соединившись или достигнув единения со Знанием. Именно в этом смысл Избавления от Неведения как доктрины Веданты, так и Буддизма. И с нашей точки зрения, тот же самый смысл вкладывается, когда это Избавление именуется как МУКТИ или НИРВАНА. Действительно, коренная доктрина всех основных Вер нашего простого народа состоит в том, что существует врожденный в человеке Свет, что этот Свет освещает тьму и что этот Свет благодаря методам, которые мы называем ЙОГИЧЕСКИМИ, в конце концов рассеет тьму, как что не останется ничего, кроме этого Света. Если мы теперь обратимся к рассмотрению религий, какие существуют между Северным и Южным Буддизмом в практическом применении йоги, то мы найдем, что они совершенно четко определяются. Наиболее важными, как некоторые из наших предисловий укажут, являются непосредственные результаты соответствующих различий, которые отличают эти две Школы. Одно из главных из них основывается на доктрине Пустоты, которая в ее сложной Махайанистский форме не поддерживается Южной Школой. Эта доктрина сама по себе, однако, как указывают Махайанисты, предвещается в каноне Пали, указано в КУЛА-СУННАТА и МАХА-СУННАТА СУПАХ
МАДДЖДЖИМА-НИКАЙА, в которых повсеместно устанавливается Тхеравадин — метод медитации над Пустотой. Параллельный Махайанистский метод излагается в наших текстах в Книге VII. Другое отличие, по-видимому, такого же значения, обусловлено тем, что Северная Школа принимает, а Южная отвергает многое из того, что классифицируется как ТАНТРИЧЕСКАЯ ЙОГА, а именно, на ТАНТРИЧЕСКОЙ ЙОГЕ большая часть ЙОГ, изложенных в Книгах III, IV, V и VI этого тома, более или менее основывается. Затем еще несколько меньшие различия возникли из большей приверженности Махайаны к той доктрине, что существуют сверхчеловеческие безличные силы, символизирующие как ТРИ-КАЙА (или «ТРИ Божественных Тела»), что составляет эзотерическое триединство Северной Школы. Символически ТРИ-КАЙА составляет, если можно попытаться описать неописываемое, Единое Тройственное Тело БОДХИЧЕСКОЙ Сущности, которое поддерживает все жизни и все САНГСАРИЧЕСКИЕ существа и делает Избавление возможным для человека. Это синонимично с Самостью (Той Сущностью) Веданты.
Из ТРИ-КАИА возникают и к ней возвращаются точно так же, как капли дождя возникают и возвращаются в море, все вещи, составляющие Вселенную — материю в ее многочисленных аспектах, как твердые тела, жидкости, газы, энергии и все целиком САНГСАРИЧЕСКИЙ разум и сознание. В ТРИ-КАИА существуют, с человеческой точки зрения, непостижимое, безличное единство, все Будды всех веков. Для мирского путника на Махайанистском Пути Избавления ТРИ-КАЙА является трансцендентальным Прибежищем и Целью.
Другим источником различия является Махайанистская доктрина, которая представляет дополнение к доктрине ТРИ-КАЙА относительно БОДХИСАТТВ, или существ, которые уже достигли БОДХИЧЕСКОГО проникновения в Реальность, некоторые из которых теперь воплощаются на Земле, а другие, подобно пришедшему Будде Маитрейа, пребывают в небесных мирах. Хотя БОДХИСАТТВЫ не неизвестны канону Пали, а их существование в небесных сферах допускается Южными Буддистами, они считают, что МАХАИАНИСТЫ должны больше внимания уделять ДХАРМЕ и меньше поклонениям и мольбам к БОДХИСАТТВАМ в сверхчеловеческих сферах о духовном руководстве.
Автор полагает, однако, что оппозиция Тхеравадинов Южной Школы к ТАНТРИЧЕСКОЙ ЙОГЕ Махайанистов, по крайней мере в ее аспектах, изложенных в этом томе, может быть, отчасти модифицируется, когда при беспристрастной проверке тонкого трансцендентализма, лежащего в ее основе, они придут к признанию, что, кроме всего прочего, значительное внимание должно уделяться не столько вопросу методов (при условии, что они будут альтруистичными) или виду пути, проходимому учеником при условии, что он будет под «правильным руководством», а цели, которой ученик намеревается достичь.
Здесь опять, в духе неприверженности к этим различиям, разделяющим ЙОГИЧЕСКУЮ практику обеих Школ, желательно призвать Ведическое сравнение многих путей, всеведущих к Единой Цели, или философии «Песни Богине», произнесенной Кришной, олицетворение безличного Космического Разума: что, хотя люди согласно их различным темпераментам, применяют различные методы или ПУТИ в ЙОГЕ, все они аналогичны, если они являются правильными методами или Путями, ведущими к Избавлению.
Возвращаясь теперь на мгновение к рассмотрению вида ЙОГИ, общепринятого в Южной Школе, мы не находим в ней ни обращений (призывов, заклинаний) к покровителям, ни поклонений сверхчеловеческим ГУРУ, ни каких-либо визуализаций ТАНТРИЧЕСКИХ Божеств, подобных тем, которые играют такую важную роль в Махайанистской ЙОГИЧЕСКОЙ практике в РАГАНА-БУТТА ИЗ КХУДДАКА-НИКАЙА, и повсюду в каноне Пали, однако, изображается Будда как дающий указания, как посвящать заслугу, рожденную из добрых дел, ДЕВАС для того, чтобы обрести их защиту, и в Церемонии ПИРИТ, и в других церемониях Южного Буддизма. ДЕВАС, призывается, чтобы принять заслугу, возникающую от соблюдения религиозных обрядов, как ДЕВАС и другие классы невидимых существ участвуют в ритуале Обряда ЧОД, отмечается в нашей Книге V. Более того, медитации, визуализации (представления в виде образов) и прибежища Южной Школы более просты, чем у Северной Школы; и, если не больше, Тхеравадины не принимают во внимание, как делается в наших текстах, классические Буддистские Джханы или экстатические состояния, которые являются результатом занятий йогой.
Визуализации, в основном используемые Южными Буддистами, касаются обычных (или несложных) объектов и сильно непохожи на возвышенные визуализации Тантрической ЙОГИ. Они в весьма значительной мере ограничены более ортодоксальными объектами или предметами ЙОГИЧЕСКОЙ медитации, в целом известными как объекты с формой (РУПА) и объектами без формы (АРУПА), число которых равно сорока. Классифицируются они следующим образом.
1) Десять Приемов, или опор, используемых при достижении фиксации ума или сосредоточения — именно земля, вода, огонь, воздух, голубое, желтое, красное, белое, пространство, сознание.
2) Десять Нечистот Человеческого Трупа, причем десятая является человеческим скелетом.
3) Десять Медитаций: Будда, ДХАРМА, САНГХА, нравственное поведение, великодушие, ДЕВЫ, процесс дыхания, смерть, живущее тело и спокойствие.
4) Четыре Беспредельных Состояния или Добродетели – всеобщая любовь, сострадание, довольное сочувствие и покой.
5) Четыре Сферы Бесформенности.
6) Медитация над пищей для того, чтобы ясно представить подверженность порче и отвратительность тела, поскольку оно Поддерживается пищей, и Медитация над четырьмя элементами (земля, вода, огонь, воздух), составляющих физическое тело, для того, чтобы представить в виде ясного образа безличность.
Дополнительными к этим являются медитации над телесными функциями, чувствами, эмоциями, мыслями, разложением всех составных вещей и особенно над Тремя Характеристиками Существования, которыми являются непрочность, горе и не-эго1.
Существует ряд важных канонических текстов Южной Школы, которые специально трактуют о таких ЙОГИЧЕСКИХ медитациях. Так, в очень популярной МАХА-САТИПАТТХАНА СУТТА, из ДИГХА-НИКАЙА, излагаются Четыре Великие Медитации над телом, ощущениями, умственными понятиями, и ДХАРМОЙ (или основными принципами Буддизма), аналогичные тем, которые приведены в нашей Книге VII. В МАДЖДЖХИ-МА-НИКАЙА, МАХА-РАХУЛОВАДА и АНАПАНАСА-ТИ СУТТАХ трактуется о созерцании и ЙОГИЧЕСКИХ дыхательных упражнениях — во многом также, как излагаются в Книге II; АНАНДЖАСАППАЙА СУТТА трактует о медитации над невозможностью, ЙОГИЧЕСКИ-МИ достижениями и Освобождением; КАЙАГАТА-САТИ СУТТА — о медитации над телом; УПАКХИЛЕСА СУТТА— о Правильной Медитации и ВИТАККА-САНТХАНА СУТТА — о способе медитировать, чтобы рассеять злые мысли с помощью добрых мыслей. И в КХУДДАКА НИ-КАЙА медитация является одной из тем ПАТИСАМБ-ХИДА МАГГА. Наши собственные тексты, как будет видно, проводят параллели большинству из этих ЙОГ Тхеравадинов.
Среди схожих ЙОГИЧЕСКИХ упражнений, изложенных в этом томе, именно с теми, которые содержатся в Великом Символе Книги II и являются по существу не-Тантрическими, Тхеравадины, вероятно, будут наиболее согласны. В них всюду основное внимание, как во многих из ЙОГ Южной Школы, уделяется ИЙГИЧЕСКИМ анализам умственных процессов. Соответственно также особо отмечается в них важность медитации над процессом дыхания, посредством чего, в качестве необходимых предварительных условий для подобных анализов, достигается очищение тела, ритм дыхания, недвижимость сознания. Книга V, хотя и в значительной мере Тантрическая и доБуддистическая, должна интересовать Буддистов всех Школ, потому что ее учения касаются не-эго. И, поскольку она основывается на ЙОГИЧЕСКИХ медитациях, не похожих на те, которые используются в Южной Школе, именно, медитации над непрочностью, неудовлетворительностью природы и бессмысленностью всех САНГСАРИЧЕСКИХ вещей и над нереальностью дуализма, или над уникальным Единством всего живого, Книга VII также должна быть приемлемой для Тхеравадина, несмотря на его традиционный антагонизм по отношению ко многому другому, что подразумевает под этим доктрина Пустоты в ее Махайанистской форме, на которую опирается эта Книга.
Кроме того, в добавление к различным частям канона Пали, трактующим о ЙОГИЧЕСКОЙ медитации и дыхательных упражнениях, упомянутых выше, имеются другие важные тексты в нем же, в которых содержится: тенденция показать, что Южный Буддизм, совершенно аналогично Северному Буддизму, является, как мы уже установили, в своей основе системой прикладной ЙОГИ. В этой связи, следует обратиться к следующим СУТТАМ МАДЖКИМА НАКАЙА: АНУМАНА АРИЙАПАРИЙЕ-САКА, МАХА-САЧЧАКА, АТТКАКАНАГАРА, ЛАТУ-КИКОПАМА и МАХА-ЧАТТАРИСАКА, которые излагают Восьмиричный Путь.